ЛЮДИ ЗЕМЛИ ВЕРХНЕТОЕМСКОЙ
11:40 / 03 мая 2021
158

Всю жизнь посвятила медицине

Когда началась война, юная Зинаида Хрушкая училась на первом курсе в Архангельске в школе фельдшеров на лечебном факультете, и по заданию райкома комсомола в свободное время ходила в областной госпиталь помогать раненым. 18-летней комсомолке пришлось немало потрудиться, выполняя любую работу. Там, в госпитале, впервые она увидела следы войны – раненых и искалеченных сражениями бойцов. И как ей хотелось тогда самой на фронт, чтобы хоть чем-нибудь помочь Родине.

5 мая 1942 года она должна была в 10 утра сдать экзамен по микробиологии, но по повестке в этот же день, к 8 утра пошла с вещами в военкомат. Там прошла военную и медицинскую комиссию и 6 мая 1942 года Зинаида Семёновна была направлена в действующую армию. Да только служить ей пришлось не в санчасти, как она думала, а на Карельском фронте действующей армии на военных аэродромах первого гвардейского истребительного авиаполка укладчицей парашютов.

По прибытии в гвардейский истребительный полк, который базировался в посёлке Мурмаши, что недалеко от Мурманска, сразу же приступила к учёбе парашютному делу, и прохождению курса молодого бойца. 18 августа 1942 года приняла присягу, получила звание ефрейтора и была направленна для дальнейшего прохождения службы в штаб 14 ВВС Карельского фронта в первую гвардейскую смешанную авиадивизию, в 20-й гвардейский истребительный полк, который базировался около города Мончегорска, на 25-м километре в лесу.

Вот что вспоминает Зинаида Семёновна об этой тяжёлой службе: «Аэродром в лесу, жили в землянках, спали на нарах, от 9 до 12 человек в землянке. Обогрев-буржуйка, освещение –гильза с фитилем и горючим. Все «удобства» в лесу (туалет и умывание зимним снегом). Плошка горела всё время, буржуйка топилась всё время. Дневальный следил за этим, но просушить обувь и портянки было почти невозможно. Буржуйка маленькая, а нас много - сапоги, валенки, портянки. И когда всё это развешивалось и раскладывалось вокруг буржуйки-приходилось двери открывать, проветривать, как говорил старшина, от «русского духа» землянку, а утром мы отмывались от сажи и чистили обмундирование. А обмундирование у хрупких девочек было мужское - нижнее белье-кальсоны и рубаха, сверху - гимнастёрка и брюки.

Питание по пищевому аттестату в столовой было трёхразовое, согласно положенной нормы. Кормили когда хорошо, когда похуже, но горячие питьё было почти всегда. Армия –это порядок во всём. Придёт приказ сменить обмундирование с летнего на зимнее, старшина забирает летнее и выдает зимнее, или наоборот и оставляет только ремень. А лето и зима в этих широтах вносила свои законы. В июне вдруг снег и заморозок, а зимой в декабре вдруг дождь. Но ничего не изменишь. То мёрзнешь, то вспотеешь и отсыреешь, но удивительное дело, я дома была слабой к простудным заболеваниям, а за всё время службы простыла только один раз. Трудно приходилось, но нам всё было нипочём. Цель была одна – навсегда покончить с фашистами.

В обязанности укладчицы парашютов входило готовить и выдавать парашюты и другие средства спасения, а так же строго следить за состоянием и целостностью каждого парашюта. А ещё обязательной службой было несение нарядов. Нас выделяли для столовых-чистка картошки, мытьё посуды и других надобностей, дневальными в землянках, в жилищах лётчиков (следить за порядком, натопить землянку, принести воды), часовыми к штабу, к знамени, на стоянки, к самолётам. Служба-есть служба! Слов: не буду не хочу, не умею - не существовало. Было только: есть! И – будет сделано».

В января 1944 года З.С. Хрушкая была переведена в 17-й Гвардейский штурмовой Авиационный полк, он базировался на аэродроме Шонгуй. Полк воевал на самолётах штурмовиках Ил-2. Это были хорошо вооружённые самолёты, бронированные, и немцы их очень боялись. С этим полком пройден боевой путь Зинаиды Семёновны от Шонгуя-Т, в Урк-Губу, Мурмаши, Виделица, Лодейное поле, Сопуха, снова Шонгуй, и перед Днём Победы снова Мурмаши, где и встретили великий день.

Вот что пишет Зинаида Семёновна о своих последних днях на фронте: «В Сопуху прилетели мы на самолете ТБ-7. Сели на луг, весь в ромашках, и рядом озеро. Я таких красот больше никогда не встречала. Но в Сопухе я заболела фурункулезом. А фурункул то выскочил на пояснице, под ремнём. Боль ужасная. Я шла, ослабив ремень, и попалась на глаза командиру полка. Увидев меня в таком виде, он меня остановил, сделал замечание, Я призналась, что не могу затянуть ремень, и он без лишних разговоров отправил меня в госпиталь, который был рядом. Там подлечили, но перед отправкой домой, у меня на шее снова появились два фурункула. В медсанчасти сделали перевязку, и я с повязкой на голове поехала домой. Иду по Архангельску, бинты из под пилотки видны, подходя к остановке, встретила двух молоденьких лейтенантов. Они с интересом смотрели на меня, вероятно, подумали, что из госпиталя, и я вдруг поприветствовала их, взяв руку под козырек. Как они щелкнули каблуками и козырьками! А я, улыбаясь, пошла дальше пешком до дому. Я была уже «гражданская», шла из военкомата, наконец-то война закончилась. Я и радовалась, и в то же время было мне не по себе. Как дальше жить? Мне 22 года, но у меня нет ни специальности, ни работы?..»

После демобилизации, в 1945 году поступила Зинаида Семёновна вновь в Архангельскую школу фельдшеров, сразу на 2-й курс. В 1947 году с успехом её закончила по специальности фельдшер и получила звание младшего лейтенанта медицинской службы. И всю жизнь посвятила медицине. В этом же году приехала в Верхнетоемский район по направлению в Верхнетоемский райздравотдел. Там она прошла профессиональные ступени от инспектора лечебно – профилактической помощи детям до помощника санитарного врача. Долгое время работала патронажной сестрой, чем запомнилась молодым мамочкам, которые всегда ждали с нетерпением её прихода. А в 1966 году была переведена фельдшером в Верхнетоемскую школу, где проработала до выхода на пенсию. Успевала заниматься общественной работой – проводила беседы на медицинские темы и работала с допризывниками. В школе её очень любили, ведь она была не только, грамотным специалистом, но и интереснейшим человеком. Она создала и подготовила школьную санитарную дружину, очень часто выступала с воспоминаниями о войне и была принята в почётные пионеры пионерской дружины имени Георгия Димитрова. В 1983 году имея за спиной почти 40-летний медицинский стаж, ушла на заслуженный отдых.

Зинаида Семёновна была очень увлечённым и жизнерадостным человеком. Она писала стихи и прозу, у неё очень много прекрасных жизненных воспоминаний, которые она записывала и хранила. Сейчас эти записи хранятся у сына Василия, который их нам любезно предоставил. Коллеги, друзья и знакомые всегда вспоминали её с теплотой, любовью и огромным уважением.

За добросовестную службу в годы Великой Отечественной войны Зинаида Семёновна награждена медалями «За оборону Советского Заполярья» и за «Победу над Германией», а так же юбилейными победными медалями.

С. ПОЛУПАНОВА, методист Дома культуры с. Верхняя Тойма.
В заметке использованы материалы и фото из личных архивов З.С. Грязных.

Источник информации: группа «Дом культуры с. Верхняя Тойма» ВКонтакте.
Заставка
Предложите новость

Продолжая использовать наш сайт, Вы даете согласие на обработку технических файлов Cookies.